Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Permed

(no subject)

Вчера утром, по дороге в школу Рита мне говорит: "Мама, а я знаешь, что заметила? Ты знаешь, что если два умножить на два, то будет четыре, если четыре тоже умножить на два, то будет восемь, а если восемь умножить на два, то будет шестнадцать? Вот я заметила, что из всех этих чисел можно достать два и четыре! Например, из четырех можно достать два, потому что это два умножить на два, понимаешь? А из шестнадцати можно достать четыре!"

Я просто офигела: у меня ребенок в семь лет сам придумал понятие корня! Огого! И даже слово "достать" - это синоним слова "извлечь" же!
Я ей тут же прямо в машине рассказала и про степень, и про корни. И мы повозводили в разные степени числа два, три и четыре (а потом и сто, но это уже только я).

А вечером, перед сном, я решила с ней снова про это поговорить, типа, чтобы закрепить.
И она совсем ничего не помнила, и не понимала, и сто раз переспросила, что значит "умножить"! Как будто и не было утреннего разговора в машине. Правда, она уже сонная была в это время.

А с чтением никакого прогресса, вообще совсем.
Permed

(no subject)

И снова Рита и ее творческая интерпретация русских пословиц, поговорок и фразеологизмов.

Один раз Рита принесла из школы домашнее задание на ужасно мятом листочке.
"Как корова жевала", - выдала я стандартную формулировку советских училок.

Сегодня она снова принесла ужасно мятый листочек с домашним заданием.
"Ужас, какое мятое домашнее задание!", сказала я.
"Корове бы понравилось такое съесть!" радостно ответила Рита.
Permed

О развитии речи/ испанский язык

Клаудия повернута на синонимах. Когда она разговаривает с Хулианом, она постоянно ему напоминает, как еще можно сказать, сформулировать.
Хулиан скажет coche, а она ему напомнит: "а еще можно было бы сказать carro".
Хулиан скажет про краску pintura, а она ввернет: "А еще можно это назвать tinte".
И так каждую минуту. Иногда она зарапортовывается, и начинает вворачивать синонимы в разговорах со взрослыми людьми тоже.

И недавно был такой разговор. Маська угостила Хулиана арахисом, ну, они что-то обсудили между собой про cacahuate, и Клаудия тут же добавила: "Можно сказать cacahuate, а еще можно сказать maní".

А, надо сказать, в Мексике я никогда не слышала, чтобы кто-то это слово использовал, это южноамериканское слово. И я Клаудии сказала, что, мол, это же не совсем синоним, это региональное слово, не мексиканское. Клаудия сказала, что незнание испанских и южноамериканских синонимов общеупотребительных слов обедняет язык, что, мол, чем старше Хулиан будет, тем больше он будет читать испанских и южноамериканских книжек, и они написаны на его родном языке, и он должен знать и эту лексику тоже. И Кармен ее сразу же поддержала, сказала, что она своим детям тоже всегда говорила, если сама знала, испанские синонимы разных слов, и обращала их внимание на то, что в испанских книжках привычные вещи другими словами называются, и эти слова надо знать потому что это тоже испанский язык. Они обе сошлись на том, что культурные люди должны знать не только мексиканскую лексику, но и испанские и латиноамериканские эквиваленты, потому то это тоже их родной испанский язык.

" " "
А еще Клаудия постоянно использует слово coger в значении "брать"!
Этого никто уже лет тридцать не делает, это считается еще неприличнее, чем по-русски говорить "кончить" в значении "завершить".
Я ее спросила про это, а она сказала, что принципиально это делает. Мол дескать, это совершенно нормальное слово, в нем нет ничего грубого, и очень глупо ему какой-то неприличный смысл приписывать.

И еще маськина зубная врачиха Мариса это слово использует. Она манерами очень похожа на испанку, и я ее спросила, не из Испании ли она, тем более что говорит coger. А она ответила как Клаудия, что она считает неправильным придавать этому слову неприличное значение, совершенно нормальное слово, вот заменять его черт-те на что действительно неприлично.
Permed

(no subject)

Еще один пример масиного русско-испанского словообразования.

Сегодня мы были в павильоне при зоомагазине, в котором дети могут играть со зверями. Нам с Маськой дали малюсенькую крыску, и объяснили, что это не мышка, а именно очень маленькая крыса (а я до сих пор думала, что вся разница между ними в том, что крысы большие, а мыши маленькие!).

Сотрудник павильончика нам несколько раз повторил, что это именно крыса, rata.

И вот Маська берет эту крыску в руки и восклицает: Ах, какая РАТИШКА!
Permed

(no subject)

В последнее время маськино словообразование получается удачнее всего тогда, когда она смешивает в одном слове русские и испанские части слова.

Вчера: Барбародок